Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница

Гарри мотнул головой, пряча старые воспоминания, толкнул калитку и пошел по хорошо знакомой и почти забытой тропинке к крыльцу, на котором тридцать семь лет назад его нашла тетя Петунья. Где оставил его Дамблдор. В эту дверь входил когда-то старый Учитель. В эту дверь когда-то Гарри втолкнул Дадли, не пришедшего в себя после нападения дементоров.

Гарри заставил себя позвонить, хотя страшно боялся вновь очутиться в доме, полном, как ему казалось, самых грустных и страшных воспоминаний.

Дверь открыл Дадли, юный Дадли – разница состояла лишь в том, что этот мальчик был не толстый, а скорее полный, и волосы его были не светлыми Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, а темными, аккуратно постриженными. Мальчику было лет тринадцать. Он в ожидании таращился на гостя, оглядывая Гарри от шрама на лбу (проклятый шрам, о котором все меньше вспоминалось) до носков начищенных ботинок.

- Здравствуй, родители дома?- наконец, смог заговорить Гарри, чуть улыбнувшись мальчику. Тот кивнул и сделал шаг назад, пропуская гостя.

- Мама!- крикнул сын Дадли – было просто очевидно, что это сын кузена – и продолжил таращиться на Гарри. Сам Поттер тут же нашел взглядом знакомую дверь под лестницей и горько усмехнулся. Он неосознанно сделал шаг вперед, открыл чулан и заглянул. Старые вещи, сломанные игрушки, одежда – все было свалено в кучу Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница в бывшей спальне Гарри Поттера, Мальчика, Который Выжил. Только пауки по-прежнему напоминали о тех днях, когда Гарри просыпался здесь.

- Э… здравствуйте.

Гарри резко захлопнул чулан и воззрился на стоящую перед ним миниатюрную женщину с темным пучком волос на затылке и добрыми глазами цвета неба в ясный летний день. Она чуть улыбалась, переводя взгляд с гостя на дверь чулана.

- Чем могу помочь?

Гарри, наконец, смог заговорить, хотя это было не просто:

- Меня зовут Гарри Поттер, я двоюродный брат Дадли. Он просил зайти.

Женщина взволнованно втянула воздух, испуганно кивнула, подав маленькую, чуть влажную ладошку:

- Приятно познакомиться с вами, я Мария Дурсль, жена Дадли Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница. А это наш сын Зак.- Мальчик по имени Зак кивнул.- Зак, милый, пойди, позови папу. Он в гараже.

Когда Зак ушел, миссис Дурсль пригласила Гарри в гостиную. Тут тоже почти ничего не изменилось, разве что вместо фотографий Дадли появились неподвижные лица постаревших Петунии и Вернона, а также всевозможные карточки с детьми Дадли. И какой-то портрет в углу.



Гарри не хотел садиться, ему было неуютно в этом доме. Вот в этом кресле – или в другом, но на этом месте - сидел Альбус Дамблдор, когда пришел за Гарри на шестом году его обучения. Вот там шептались Люпин и Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница Тонкс, когда провожали его в штаб Ордена Феникса. Вот в это зеркало (или не в это) смотрел на себя Фред Уизли меньше, чем за год до своей смерти.

Дом был полон воспоминаний и отголосков прошлого. Из этих тяжелых мыслей Гарри вырвал голос Марии Дурсль, которая, казалось, старалась вести себя как обычно:

- Чего-нибудь выпьете?

Гарри покачал головой, засунув руки в карманы брюк. Опять наступило тягостное молчание, пока Гарри скользил взглядом по комнате, по вещам.

- Хорошо, что вы приехали,- пролепетала Мария, держа руки сложенными перед собой. Гарри оглянулся на нее и постарался улыбнуться.

- Где ваша дочь?

Женщина судорожно вздохнула, но не спрятала грустный Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница взгляд:

- Она… она в комнате у себя. Дадли запер ее.

Зеленые глаза гостя полыхнули, отчего миссис Дурсль отступила назад. Но Гарри промолчал, решив, что лучше без слов свернет шею своему кузену.

Наконец, в дверях показалась широкая фигура повзрослевшего Дадли. Он был не меньше, чем дядя Вернон в последние годы жизни Гарри в этом доме. Кузен был бледен, руки немного дрожали.

- П.. привет,- выдавил Дурсль, бочком пройдя в гостиную и хлопнув дверью перед носом любопытного Зака. Глазки Дадли забегали, он очевидно нервничал.

- Ну, здравствуй,- усмехнулся Гарри и все-таки подал руку – ведь, когда они виделись в последний Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница раз, Дадли начинал проявлять капельку мозговой деятельности.- Не скажу, что соскучился.

Дадли неловко кивнул, пожав руку, и посмотрел на жену в поисках поддержки, но Гарри решил сам начать разговор:

- Откуда ты взял сову, чтобы отправить мне письмо?

- Э, ее дал тот человек, что приходил,- ответила за мужа Мария, садясь в кресло. Мужчины последовали ее примеру.- Он сказал, что мы должны до 31 августа прислать ответ, поедет Аманда в… школу или же нет.

Гарри кивнул, сложив на груди руки:

- И что вы решили?

- Мы ничего не решили,- буркнул Дадли.- Поэтому и написали тебе. Ты же… ты же в… вол...

Гарри искренне рассмеялся, чем напугал Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница Дурслей.

- Простите. Это перст судьбы какой-то: в доме, где боялись даже произнести слово «волшебник», где пугались любого связанного с этим звука, появилась маленькая волшебница.

- Да-к она действительно… волшебница?- пролепетала Мария, глядя на Гарри.

- Раз ей пришло письмо – да, она волшебница,- пожал плечами Гарри.

- И мы ничего не можем с этим сделать?

- А вы спросите у мужа, смогли ли его родители что-то сделать со мной?- опять усмехнулся Гарри, весело глядя на Дадли, который ерзал на пятой точке. Гарри представил себе, как Дадли рассказывает своей жене о своем детстве, омраченном постоянной угрозой превратиться в свинку или Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница слизняка, и широко улыбнулся.- Ваша дочь - волшебница, и на это уже никак не повлиять. Вы можете запретить ей ехать в школу магии, но от этого она не изменится. Конечно, у нее не будет систематизированных умений, не будет волшебной палочки, но магия никуда не денется.

Мария и Дадли переглянулись.

- Значит, у нас нет выхода?- обреченно спросил Дадли.- Мы должны отправить ее в этот… в эту школу.

Гарри опять пожал плечами, понимая, что братец боится, ой, как боится!

- Твои родители знают, Дадли?

Брат покачал головой, с испугом оглядываясь, и Гарри даже посочувствовал ему.

- А сама Аманда?

Супруги виновато потупились.

- Значит Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, вы заперли ребенка, даже не объяснив, почему?- Гарри встал, и Дурсли тоже поднялись.

- Мы… мы не знали, что делать,- оправдывался Дадли, испуганно глядя на Гарри. Хоть кузен и был намного больше Поттера, ему стало страшно, когда Гарри выпрямился во весь рост и повел широкими плечами.- Мы хотели, чтобы ты поговорил с ней.

- Вы разрешите ей поехать в Хогвартс?- зло спросил волшебник, в упор глядя на Дурслей.

- А это опасно?- тоненьким голосом поинтересовалась Мария.

- Я и все мои друзья закончили Хогвартс. Мои дети учатся там.

- А… а как же тот… ну, который…- Дадли не решался выговорить «убил твоих родителей», но Гарри и так Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница все понял.

- Его уже давно нет. Ты думаешь, мы бы с тобой сейчас разговаривали, если бы Волан-де-Морт был жив?- Гарри поднял брови, стараясь заставить Дадли хоть немного пораскинуть мозгами.- Вас бы не выпустили из-под защиты.

Дадли испуганно кивнул.

- Там безопасно, Аманде будет хорошо с такими же, как она,- уже спокойно произнес Гарри.- Моя дочь сможет присмотреть за ней, - это сказал, обращаясь к обеспокоенной Марии.- С ней ничего не случится.

Дурсли переглянулись, потом Дадли кивнул, и Мария чуть улыбнулась:

- Пойдемте, мистер Поттер…

- Гарри,- эта женщина ему определенно нравилась.

- Хорошо, пойдемте, Гарри, я познакомлю вас с Амандой.

- Да Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, только дайте мне письмо, которое вам оставил представитель Хогвартса.

Он поднимался по лестнице, сжимая в руке знакомый конверт, и пытался решить, как лучше сказать маленькой девочке о том, что она волшебница. Гарри вспоминал, как это было с ним – но ведь он не великан Хагрид. Надо было взять с собой Джинни или лучше Гермиону – они бы без проблем справились с подобной миссией.

Гарри совсем не удивился, когда Мария остановилась перед дверью комнаты, в которой недолго жил он сам. В двери все та же прорезь для кошек – через нее тетя Петуния приносила Гарри еду в дни его заточений. Черт, неужели бедный Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница ребенок должен пройти через что-то подобное?!

Мария щелкнула ключом и открыла дверь. Гарри шагнул за ней в полутемную комнату. Кровать у стены – его кровать, шкаф, другой, но на том же месте, стол, где когда-то лежали его свитки и чернила, а теперь книжки и игрушки магглорожденной волшебницы.

Сама девочка – пухленькие коленки, две светлые косички и испуганные, заплаканные глаза – сидела на кровати, подтянув ноги. Когда взрослые вошли, она подняла к ним лицо. У Гарри защемило сердце, когда он увидел, что на стене висит его – ЕГО! – шарф Гриффиндора. Видимо, покидая дом, он в спешке забыл снять, а Дурсли Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница не смогли отодрать шарф от стены - Гарри прикрепил его на волшебный скотч.

- Дочка, милая, познакомься, это дядя Гарри, он кузен твоего папы,- мягко произнесла Мария.

- Здравствуй, дядя Гарри,- вежливо поздоровалась Аманда, спуская ноги с кровати и с надеждой глядя в зеленые глаза.

- Аманда, дядя Гарри хочет поговорить с тобой,- Мария тепло улыбнулась родственнику и вышла, закрыв за собой дверь.

Под пристальным взглядом детских глаз Гарри почувствовал себя не в своей тарелке. Он не знал, с чего начать. Как бы поступила Гермиона? Что бы она сказала? Или Джинни? Или миссис Уизли?

Он беспомощно смотрел на девочку, но она сама Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница заговорила:

- Ты хочешь рассказать, почему папа с мамой меня наказали?

- Да. Хотя они тебя не наказали,- поправился Гарри, садясь на кровать рядом с племянницей.- Просто…

Что он мог сказать ребенку? Что родители ее испугались?

- Тот человек, что приходил недавно. Это все из-за него, да?- доверчивая маленькая рука легла на плечо Гарри. Это придало ему смелости.

- Да, частично. Тот человек принес тебе письмо.

- Мне?

- Да. Я сейчас тебе его отдам,- Гарри вынул из кармана конверт, надписанный знакомыми зелеными чернилами, с гербом, при взгляде на который в душе разливалось тепло.

Аманда осторожно взяла письмо и стала читать. Гарри зажег настольную лампу Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, поднялся и отвернулся к окну, через которое к нему летал Хедвиг, неся письма, подарки и открытки. Через него на втором курсе он сбежал из дома в «Нору». Сбежал благодаря Рону, Джорджу и Фреду Уизли.

Гарри не позволил темным воспоминаниям наполнить его душу – ведь если он вспомнит Фреда, то тут же ярко встанет перед глазами последняя битва за Хогвартс. Большой зал. Мертвые люди. Люди, погибшие за него, за мир, за жизнь.

- Дядя Гарри, а разве такая школа есть?

Гарри обернулся, глядя на немного изумленное лицо девочки.

- Да, Аманда, такая школа есть. Я там учился.

- А почему папа там не учился?

- Потому Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница что твой папа – не волшебник. Ты волшебница, поэтому будешь учиться в специальной школе для магов,- слова давались легко, хотелось только верить, что Аманда не сомневается в сказанном, по сути, чужим человеком.

- А откуда ты узнал, что я волшебница?

- Я не знал. Знали в школе, поэтому прислали тебе письмо. Там все всегда знают.

- Но ведь я никогда не колдовала, почему там решили, что я волшебница?

- А ты подумай: было что-нибудь странное в твоей жизни? Что-нибудь, что ты не могла объяснить? Что-нибудь случалось, когда тебе было плохо, ты злилась или сердилась?- Гарри вспомнил свой разговор с Хагридом в старой Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница лачуге много лет назад.

- Ну… однажды, совсем недавно,- кивнула Аманда, улыбнувшись.- Кристина Стоун обозвала меня толстой коровой, я очень обиделась и разозлилась. А потом у нее волосы стали в салатово-розовую полоску. Это было смешно.

- Вот видишь. Все волшебники начинали с этого – с маленьких безобразий,- Гарри присел перед девочкой на и заглянул в глаза.- В школе тебя научат контролировать магию, пользоваться ею. Там у тебя будет много друзей. Там интересно.

- А ты волшебник, дядя Гарри?

Гарри лишь кивнул, потом достал палочку из заднего кармана брюк, подумал и сотворил из воздуха мыльные пузыри, – Ал очень любил подобные Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница развлечения - мысленно попросив прощения у Министерства магии. Благо, в этом доме уже - или еще - не зарегистрировано ни одного мага.

Аманда в восторге захлопала в ладоши, глядя на палочку в руке Гарри:

- А у меня тоже будет такая?

- Конечно, тебе все купят.

- Дядя Гарри, а где все это можно купить?

Гарри улыбнулся – кого-то эта девочка, так просто поверившая в волшебство, ему напоминала.

- Есть такое место. Если твои родители разрешат, я могу взять тебя туда. Сегодня,- Гарри вспомнил, что дома его ждут, чтобы отправиться на Косую аллею.

Аманда счастливо закивала.

- Тогда я пойду и поговорю с ними.

Гарри спускался вниз, мысленно хваля Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница себя за состоявшийся разговор. Ему легко было говорить с Лили или сыновьями, но он не думал, что так легко будет разговаривать с девочкой, которая ничего не знала о другом, не маггловом, мире.

Дурсли сидели в напряженной тишине. Когда Гарри вошел, они поднялись. Из-за угла выглянул Зак.

- Все в порядке,- улыбнулся Гарри, потирая шею.- Вам нужно отослать согласие в школу.

Супруги обреченно кивнули.

- Еще я хотел бы взять Аманду, чтобы купить ей все для занятий,- Гарри посмотрел на Марию.- Мы с моими детьми как раз сегодня собираемся за покупками.

- Да, конечно,- нерешительно произнесла Мария.- Может, я ее приведу Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница…?

Гарри пожал плечами:

- Почему нет? Давайте встретимся с вами через час,- Гарри посмотрел на часы, подаренные ему на семнадцатилетие семьей Уизли,- у ресторана «Кросс-велл», в Лондоне. Вы знаете, где он?

Мария кивнула. Гарри улыбнулся, подал руку Дадли.

- Тогда не прощаюсь. И, Дадли, не смей больше запирать дочь. Не повторяй ошибок своих родителей.

С этими словами волшебник вышел из дома, пересек улицу и исчез, трансгрессировав в другую часть Англии, в маленький пригород, где стоял его дом.

Глава 4. Джинни Поттер.

Она сидела в гостиной и нервно перебирала страницы журнала «Ведьмин досуг», то и дело поглядывая на часы. Сверху доносился Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница хохот ребят – видимо, они все вместе сидят в одной из спален. Джинни усмехнулась, вспомнив, как Гарри несколько лет назад ругался, поскольку Джеймс и Лили, поссорившись, разнесли чуть ли не половину дома.

Мысль о Гарри снова заставила Джинни взглянуть на часы. Почти час дня, а мужа все нет.

Привычка волноваться за него, за самого дорогого и любимого, появилась у нее с курса третьего. Она постоянно переживала о том, где он, что делает, не грозит ли ему опасность, не голоден ли он, не больно ли ему. Самым страшным стал год, когда они почти не виделись – год, когда Гарри, Рон и Гермиона путешествовали Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница по Англии, стараясь приблизить конец Волан-де-Морта.

Это было страшное время для всех, а для Джинни – особенно. Она не знала, как помочь Гарри. Да и не могла помочь. Мысль о том, что Гарри может в любой момент погибнуть, беззащитный, в тот год не оставляла ее, казалось, ни на секунду.

А потом было несколько лет безоблачного счастья: свадьба, семья... Но он стал мракоборцем. Ночные дежурства, экстренные вызовы, облавы, расследования. Часто посреди ночи Джинни не спала, ожидая, когда муж шагнет из камина – усталый, немного грязный, сонный, но живой. И этот страх за него, вечно идущего по лезвию бритвы со своей Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница дурацкой привычкой всех спасать и защищать, стал вторым чувством после любви, что сопровождали Джинни все эти годы.

Вот и сейчас, даже зная, что Гарри всего лишь ушел к магглам, она терзалась беспокойством. В полдень они должны были идти за покупками, а его все не было.

- Джинни, оставь в покое журнал, он тебе ничего не сделал,- мягко произнесла Гермиона, садясь рядом с подругой. В руках у нее была книга из шкафа.- Он скоро придет, что ты?

Джинни вздрогнула, подавшись назад: она не ожидала, что Гермиона понимает ее переживания. Хотя почему нет – Гермиона тоже жила с этим страхом много лет, ведь она любила Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница Гарри не меньше...

Но от этого понимания Джинни стало только хуже.

- Я ничего,- буркнула миссис Поттер, вставая.- С чего ты взяла?

Гермиона лишь покачала головой, наблюдая за сестрой Рона. Джинни ходила по гостиной, сложив руки на груди. Она волновалась, но старалась себя успокоить, потому что глупо все время терзаться, лишь муж выйдет за порог. Просто пока он в мире магов, где все его знают, он практически в безопасности. Но ведь в маггловом мире может случиться все, что угодно! Она не понимала, почему именно сегодня на нее напало такое жуткое чувство беспокойства, но никак не могла с ним Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница справиться и взять себя в руки.

Джинни непроизвольно вспомнила утро, когда Гарри помогал ей готовить завтрак. Впервые за долгие месяцы он был не уставшим и задумчивым, а веселым, бодрым, что-то насвистывал себе под нос. И Джинни не выдержала – привлекла его к себе, встала на носочки и поцеловала – нежно, благодарно, ласково.

И он ответил. Его сильные руки посадили ее на стойку, и она могла перебирать пальчиками его волосы, которые так любила. Они забыли о времени, просто целуясь и лаская друг друга...

Джинни тряхнула головой, прогоняя наваждение. Прошло двадцать лет, а у них не прекращался медовый месяц. Пусть часто он уставал Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, еле добирался до постели. Но чего только стоили ночи, когда он прижимал ее к себе, зарывался лицом в ее волосы и так засыпал. Или вечера, когда они в обнимку сидели во дворе на качелях и просто молчали.

- Ну, где же он?!- наконец, не выдержала она тишины.

- Я здесь,- сзади раздался шорох, и теплый голос покоем окутал Джинни. Она развернулась и буквально упала в объятия мужа. Он чуть улыбнулся Гермионе поверх рыжей головы, успокаивающе поглаживая жену по спине.- Что случилось?

- Просто Джинни немного волновалась, ты обычно не опаздываешь,- улыбнулась в ответ Гермиона, вставая.- Как дела у Дурслей?

- Ох, они Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница заперли девочку, как когда-то меня,- Гарри сел на диван, прижимая к себе Джинни, которая удобно устроилась у него на коленях.

- Кошмар,- Гермиона покачала головой.- И что?

- В общем, они согласны отпустить ее. Они идут с нами на Косую аллею.

Гермиона поправила волосы и пошла к лестнице:

- Пусть дети собираются, пора идти, иначе мы не вернемся и к полуночи.

Гарри проводил подругу взглядом, потом поцеловал Джинни в макушку.

- Ну, и что это было?- ласково спросил он, заставляя жену поднять к нему лицо. Она виновато улыбалась.- Я думал, что твоя паранойя уже позади.

- Это не паранойя!- Джинни сердито стукнула кулачком по груди Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница мужа.- Никогда – слышишь?- никогда больше не опаздывай!

- Глупенькая моя,- вздохнул Гарри, целуя ее в уголок надутых губ.- Ну, я же не в Запретный лес ходил, где Пожиратели погоняют стада монстров.

Пошутил, и сам понял, что зря – так Джинни побледнела.

- Я до сих пор помню тот ужас, что испытала, когда увидела тебя на руках Хагрида и поверила, что ты мертв. До сих пор душа каменеет от мысли, что хоть на минуту, но я потеряла тебя. Понимаешь?

Гарри промолчал, прикасаясь горячими губами к ее щекам, лбу, губам. Он чувствовал ее руки у себя на шее, она перебирала его волосы. Гарри Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница прижал к себе ее стройное тело, теряясь в ее объятиях...

- Нет, наверное, сегодня Трелони возвестила миру о том, что близится конец света,- раздался чуть раздраженный голос Гермионы с лестницы.- Иначе с чего бы это взрослым людям накидываться друг на друга каждую минуту, что их оставляют наедине?

Джинни смущенно спрятала горящее лицо на груди Гарри, а тот лишь виновато улыбнулся подруге, пожав плечами.

- Что-то раньше я за вами такого не замечала,- хмыкнула Гермиона, спускаясь в гостиную. Потом сама поняла, что сказала глупость, покраснела и попыталась поправить ситуацию.- В смысле, раньше вы не занимались этим в неподходящих местах.

Гарри поднял Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница брови, глядя на смущенную Гермиону, и боялся рассмеяться. Он мог вспомнить множество случаев, когда они с Джинни занимались этим в неподходящих местах. Хотя, для Гермионы слово «неподходящий» может означать совсем иное, нежели для Гарри.

Ворвавшиеся в гостиную дети закончили этот странный разговор. Джинни встала с колен мужа, поправила платье и вышла, чтобы взять сумку. Когда она вернулась, Гарри уже раздавал детям летучий порох.

- Так, я иду первым. И, Джеймс, только попробуй выйти из другого камина, вместо семнадцатого дня рождения будешь праздновать то, что остался жив,- строго наказал Гарри, подмигнул Лили и, получив ответную улыбку, шагнул в большой белый Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница камин.

Джинни смотрела, как в языках зеленого пламени исчезали ее родные: сначала Гарри, потом Лили, Джеймс, затем Роза и Хьюго, за ними Гермиона. Альбус выглядел немного испуганным, сжимая в руке горсть пороха. Джинни ободряюще ему улыбнулась и подтолкнула к камину. Она уходила последней, наложив чары непроходимости, чтобы, пока их не было дома, никто сюда не проник.

Мгновениями позже она вылетела из камина прямо в объятия Гарри – он знал, как неловко всякий раз у нее это получается – в каминном зале Косой аллеи. Дети были уже на улице - они с нетерпением оглядывались на родителей.

Джинни и Гарри вышли к ним.

- Так Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, план действий,- Гарри посмотрел на улыбающихся ребят.- Я понимаю, что вы все равно исчезните от нас... Джеймс, к тебе относится особо: через час встречаемся у Флориана Фортескью. Ни минутой позже.

Джеймс кивнул и тут же растворился в толпе, глядя на часы над площадью. Роза и Лили, весело посмеиваясь, направились в сторону магазинов с одеждой, а Хьюго нашел знакомых ребят и скрылся с ними.

- Так, похоже, все желающие откланялись,- усмехнулся Гарри, приобнимая жену.- Мне нужно встретить семью моего брата. Джинни?

- Я с тобой,- кивнула Джинни, видя просьбу в зеленых глазах.- Гермиона?

- Я, пожалуй, схожу во «Флориш и Блотс», присмотрю учебники Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница. Может, встретимся там, ведь той девочке все равно нужны будут книги?

На том и расстались. Гарри взял за руку Ала, – сын был доволен тем, что перед уходом Гермиона дала ему пару шоколадных лягушек - и втроем они двинулись к «Дырявому котлу». Через десять минут они уже вышли в маггловом Лондоне.

- Они?- Джинни кивнула в сторону ресторана напротив «Дырявого котла», где стояли Мария и Аманда. Обе чувствовали себя неуютно.

Поттеры перешли через дорогу. Мария уже заметила Гарри и приветливо, хотя и немного напряженно, улыбнулась ему. Аманда подпрыгнула на месте и захлопала в ладоши.

Гарри представил свою семью. Ал явно заинтересовался Амандой Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, поскольку предложил ей одну из своих шоколадных лягушек. Девочка, впервые увидев сладости из мира магов, тут же стала с уважением смотреть на Ала – ведь он волшебник!

- Гарри, вы бы не могли сами…- нерешительно произнесла миссис Дурсль, глядя на дочь.- Просто мне…

Гарри понял и кивнул, потом присел перед племянницей на корточки:

- Пойдешь с нами, не боишься?

Аманда покачала головой, глазенки ее блестели от предвкушения.

- Мария, я приведу ее домой вечером, хорошо?

Миссис Дурсль с облегчением кивнула – видимо, ей было немного страшно. Она достала из сумки конверт с деньгами магглов и протянула его Гарри:

- Надеюсь, этого хватит.

Мужчина кивнул Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, убрал деньги в нагрудный карман рубашки и улыбнулся. Мария развернулась и пошла прочь, пару раз обернувшись и помахав дочери.

Вчетвером они перешли улицу. Гарри заметил, что Аманда сразу обратила внимание на темный вход в паб. Девочка во все глаза, в которых горел живой интерес, следила за палочкой Гарри. Когда открылся проход в стене, Аманда ахнула.

- Добро пожаловать на Косую аллею – центр жизни магического Лондона,- Ал потянул Аманду за руку. Джинни изумленно подняла бровь, глядя на сына, - Ал вообще был малообщителен, а такие высокопарные слова она услышала от мальчика впервые.

Гарри, приобняв жену за плечи, последовал за вырвавшимися вперед детьми Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, пытаясь сдержать воспоминания, как он сам впервые пришел сюда. Аманда напоминала ему маленького Гарри Поттера, жизнь которого так же круто перевернулась, как и у этой девочки. Хотя ее любили, ее холили и лелеяли, у нее было счастливое детство, не омраченное ранними потерями, пауками в шкафу и издевательствами родственников. Гарри был очень рад за нее.

Полчаса они добирались до «Флориш и Блотс» - Аманда то и дело подбегала к витринам и завороженно изучала предметы волшебного мира. Она совсем не боялась, доверившись взрослым волшебникам. Ее интересовало все – от вывесок и летающих сов до новых моделей метел и глаз угря в бочках.

- Джинни, побудьте тут Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, я схожу в "Гринготтс". Нужно побывать в нашем сейфе, да и деньги Аманды поменять,- Гарри открыл дверь перед женой. Внутри магазина было несколько покупателей. Гермиона стояла у дальнего стеллажа, рассматривая какую-то книгу.

- Хорошо, только не задерживайся, пожалуйста,- Джинни легко поцеловала его в щеку, подтолкнула внутрь детей и вошла. Она оглянулась, когда дверь за ней закрылась, звякнув колокольчиком, – муж стремительно шел в сторону белого здания банка. Джинни немного обреченно вздохнула и последовала за Алом и Амандой.

Глава 5. Скорпиус Малфой.

На часах было уже почти два, когда Джеймс вывернул из-за угла и увидел летнее кафе, которое искал. Он прибавил шагу Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, пытаясь найти среди многочисленных посетителей серебристую шевелюру. Наконец, он заметил блондина за дальним крайним столиком – он расслабленно потягивал что-то из бокала с соломинкой.

Джеймс ухмыльнулся и плюхнулся на стул напротив.

- Выкинь свои часы на помойку, Поттер,- вместо приветствия произнес юноша с красивыми волосами цвета серебра и такими же глазами, искрящимися от солнца. На нем прекрасно сидели элегантная безрукавка с зеленой каймой и кремовые джинсы. Кожа юноши была бледной, совсем не тронутой загаром. Лицо немного вытянутое, узкое, с острым подбородком. Благородство и аристократизм, сквозившие в каждом взгляде и движении юноши, заставляли официантов с благоговением посматривать в Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница его сторону. Что уж говорить о молодых особах за соседними столиками!- Ты что, пользовался маггловым транспортом, добираясь сюда к полудню?

- И тебе привет, Малфой,- Джеймс кивнул официантке, одарив улыбкой, и попросил тыквенный сок. Парни смотрели друг на друга и ухмылялись.- Как Италия?

- Скукота,- пожал плечами Малфой.- Правда, я побывал на полуфинале их Лиги по квиддичу. Ничего так играют, смотреть можно. А что нового в клане Поттер-Уизли?

- Ничего, что могло бы порадовать тебя и твоего папочку,- фыркнул Джеймс, принимая кубок с соком и с удовольствием наполовину его опустошая.- Розу назначили старостой школы.

- Уизли – староста Школы?! Они издеваются?!- Малфой поставил на Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница стол бокал и покачал головой.- Я против и открыто возражаю.

- Еще бы,- ухмыльнулся Джеймс, совсем не злясь на слова Малфоя. Такая уж странная дружба была между детьми двух давних школьных врагов.

Джеймс и Скорпиус подружились в конце второго курса, когда их поймали в одном из классов за магической дуэлью. Неделю мальчишки вместе провели в больничном крыле – у одного уши никак не хотели принимать нужные форму и размер, а у второго не выводились с макушки рога. Потом две недели наказаний у МакГонагалл. Ничего другого и не надо было, чтобы двое мальчишек, возненавидевших друг друга с первого дня, стали друзьями.

Многие говорили Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница – странная дружба, и парни не отрицали. Отец Скорпиуса презирал отца Джеймса, а Гарри не единожды спас жизнь Драко Малфоя. Отец Джеймса не питал теплых чувств к Малфою-старшему, считая его трусом и мелким гадом. Но это не мешало их сыновьям вот уже пятый год быть друзьями не разлей вода.

- Так и будем строить друг другу глазки или пойдем куда-нибудь?- Малфой поднялся, передернул плечами и игриво улыбнулся девушкам за соседним столиком. Джеймс хмыкнул, покачав головой, тоже поднялся и тоже улыбнулся девушкам. Те ошалело смотрели на друзей, пока они, бросив на стол монеты, не покинули кафе.

Они шли рядом Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница, оба засунув руки в карманы – брюнет и блондин, практически одного роста и телосложения, с той только разницей, что Джеймс Поттер учился на Гриффиндоре, а Скорпиус был истинным слизеринцем. Но и это совсем не мешало ребятам дружить.

Если бы их спросили, что их связывает, что общего между сыном героя магического мира и наследником неудавшегося Пожирателя Смерти, они сами бы толком не смогли объяснить. Наверное, только упрямство.

- Не забудь, что тридцать первого ты приглашен к нам в дом,- мимоходом уронил Джеймс, когда парни миновали магазин мадам Малкин. Малфой кивнул, ухмыльнувшись.

- Глядишь, совершеннолетие поможет тебе научиться колдовать как следует.

- О, да. Знаешь, мне хоть Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница что-то поможет, а тебе даже на это не стоит уже надеяться,- Джеймс рассмеялся.

- Зато меня девушки любят, а ты так и умрешь, познав только сомнительные объятия рейвенкловки,- хмыкнул Малфой, садясь на забор возле «Волшебного зверинца». Джеймс сел рядом, оба скрестили на груди руки.

- Ну, это еще как сказать. Мое имя, кстати, в пылу страсти звучит лучше, чем твое. Вот даже не знаю, могут ли твои дамы сердца – хотя нет, не сердца – могут ли они выговорить твое имя или так и кличут тебя по фамилии?

Малфой фыркнул:

- Ничего умнее не придумал?- он поднял светлую бровь, и лицо его Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница приняло немного надменное выражение. Внимание парней привлекли две девушки, которые вышли из магазина напротив и помахали им. Малфой уставился на друга:- Это кто был? Уизли что ли?

Джеймс недовольным взглядом провожал девушек - те медленно шли, о чем-то весело болтая.

- Ага.

- С кем это она?

- Ты, что, перегрелся, Малфой?- Джеймс резко повернулся к слизеринцу и успел заметить заинтересованный взгляд серебристых глаз.- Это же моя сестра!

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentalplkez.html
documentalplrph.html
documentalplyzp.html
documentalpmgjx.html
documentalpmnuf.html
Документ Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 2 страница